Роль приказного аппарата не ограничивалась пассивной выдачей справок по требованию судей. Хотя большинство дел велось в Разрядном приказе, но целый ряд конфликтов, особенно связанных с дипломатическими назначениями, разбирался сразу в Посольском приказе. Даже сейчас в фондах-коллекциях, на которые разделился архив приказа, хранится не менее 15 местнических дел и их фрагментов. Так, в нем разбиралось дело Сумина-Курдюкова с кн. В. Г. Ромодановским (особенно известное по фрагменту – голословному обвинению кн. Д. М. Пожарского в том, что он в 1613 г. претендовал на престол)80; бояр кн. Ю. А. Сицкого- М. М. Салтыкова (назначенных к встрече посла); Ф. И. Колтовского – кн. Ф. Ф. Волконского 1660 г. (назначенных в посольство); и даже мелких служилых людей, игравших весьма незначительную роль в переговорах того же года, – Ф. Отрослева и Д. Остафьева, готовивших место для встречи с польской делегацией8 Известное дело С. И. Кашкаров – С. Ф. Муравьев разбиралось сначала в Новгородской четверти, поскольку местники относились к новгородской городовой корпорации, а затем во Владимирском судном приказе – городовое дворянство рассматривалось властями все же как объект и субъект скорее «отеческого бесчестья», чем местничества То же можно сказать и о деле коломенских служилых людей Огалиных и С. В. Норова 1648 г., проходившее по Московскому судному приказу и затребованное оттуда в Разряд в июне 1651 г. Перешло в Разряд и вышеупомянутое дело дьяков А. И. Козлова и В. В. Брехова, проходившее сначала в Приказах денежного сбора и Монастырском.

С повышением удельного веса регулярных воинских формирований появляются аналогичные конфликты, разбиравшиеся уже в Стрелецком приказе. В 1677 г. стрелецкий полковник стольник С. Грибоедов бил челом о выполнении указа от 24 февраля 1676 г. о том, что полковники и головы московских стрельцов ведаются «в полкех и в посылках з бояры и воеводы с первыми без товарищев».