А указал государь быть быть на своей государеве свадьбе во всех чинах всем без мест» Оба указа – и о поезжанах и общий – противоречат всем спискам Пространной редакции и, вероятно, являются результатом позднейшей переделки заинтересованного члена какого-нибудь рода. Об этом свидетельствует и «привязка», которую пришлось сделать автору, вынужденному объяснять следующие за текстом о безместии сведения о местнических случаях, которые он, естественно, также желал сохранить: «Да бил челом мимо государева приговору Панкратей Салтыков на Бориса Годунова так начинается перечисление местнических случаев в этом свадебном разряде.

Вполне естественным было объявление безместия на свадьбе Лжедмитрия I, ввиду смешения двух ритуалов и обилия приглашенных иноземцев, однако сохранилось лишь косвенное указание на то, что «поезжане были без мест» – это были московские дворяне, которые сидели ниже думных дьяков. Разряд свадьбы Василия Шуйского 17 января 1608 г. с кнж. М. П. Буйносовой был объявлен безместным: «А радость государь свою указал быть без мест» Уникальна другая запись: «А та царева Васильева свадьба была без мест, а после свадьбы [царь Василей велел] роспись зжечь» Видимо, официальному уничтожению разряда свадьбы придавалось особое значение, дабы никто впредь не мог использовать ее прецеденты.

Разряды всех свадеб Михаила Федоровича и Алексея Михайловича также указаны были без мест. Довольно подробным был указ в связи с первой свадьбой царя Михаила Федоровича 14 сентября 1624 г. «государь Михайло Федорович советовав с отцем своим с великим государем святейшим патриархом Филаретом Никитичем указали быть на своей государевой радости в чинех: бояром и окольничим и думным людем и столником и стряпчим и дворяном и приказным людем без мест, и вперед тем никому не считатца, и в случаи не приймать; а для укрепления указал государь свой государской указ подписать думным дьяком и своею государскою печатью запечатать».