Следует, видимо, считать выигрышем ситуацию, когда один воевода бьет челом на высшего по должности воеводу и ему велят быть в подчинении не у него, а у первого воеводы данного разряда, города и пр. Например, в апреле 1613 г. под Тихвином, когда И. Н. Сунбулов протестовал против назначения его в сход ко второму воеводе Л. А. Батракову-Вельяминову, его переподчинили первому воеводе кн. С. В. Прозоровскому Аналогичный случай имел место 26 сентября 1613 г., когда Ф. И. Пушкин бил челом на кн. Д. И. Мезецкого Вариантом подобного дела являлся случай, когда в наказе писались имена первого и второго воевод (или, допустим, послов или назначенных в придворную церемонию), а лицо, назначенное третьим или, предположим, посланное к ним обоим с поручением (и по тогдашним правилам автоматически занимавшее третье место), просило оставить в наказе имя только первого, дабы не быть ниже второго (например, кн. С. Ф. и М. Ф. Волконские в 1615 г.) В приведенном случае кн. Волконские, посланные «спрашивать о здоровье» боярина кн. И. А. Хованского и М. А. Вельяминова, добились того, чтобы в наказе оставили только имя князя. Такого же рода конфликт возникал со вторым воеводой иногда у городовой дворянской корпорации, причем бывали случаи разрешения его в пользу истцов.