Наиболее раннее «разрядное» упоминание о «столах» при дворе великого князя относится к свадьбе Василия III с Еленой Глинской  (24) января 1526 г.321 и к свадьбе князя Андрея Ивановича Старицкого 2 февраля 1533 г. Далее до 70-х гг. XVI в. фиксируются преимущественно свадебные столы – Ивана IV с Анастасией Романовной 3 февраля 1547 г., кн. Юрия Васильевича 18 сентября 1547 г., кн. Владимира Андреевича в сентябре 1549 г., Симеона Бекбулатовича 1553 г., кн. И. Д. Вельского 8 ноября 1554 г., кн. Владимира Андреевича 28 марта 1555 г., Ивана IV с Марфой Собакиной в октябре 1571 г., ливонского короля Магнуса в 1572 г. Однако в официальные разряды эти столы не заносились, и в случае нужды местническим судьям приходилось обращаться к Царскому архиву, где имелся «со свадебными чины ящик», а также к разрядным дьякам, хранившим «книги свадебных чинов». За этот период имеется только одна запись о столе, имеющая отношение к торжествам в монаршей семье. В апреле – мае 1543 г. «ели у великого князя боярин князь Иван Иванович Кубенской да боярин князь Василей Васильевич Чюлок Ушатой на третьей недели после Велика дни в субботу». Но эта запись сохранилась, возможно, только из-за их местничества. Чиновные росписи столов составлялись с разной степенью подробности; но свадебные столы, как составная часть свадебного разряда, обычно фиксировались достаточно полно, с указанием отдельно «сидячих» бояр и боярынь и вида стола. С 1570-х гг. появляются записи столов по другим случаям. В 1572 г. – на богомолье в Вологде, 5 января 1576 г. – в честь имперского посла, в сентябре 1577 г. – в связи с приемом пленного гетмана кн. А. Полубенского в Володимерце в Ливонии, что свидетельствует о разнообразии поводов для государевых застолий, отмеченных в разрядах. Списки приглашенных имеются везде, кроме случая с послом. В основном в то же время начинается и фиксация местничеств за столом или лиц, назначенных «смотреть в столы» (первый случай – вышеупомянутое местничество кн. В. В. Чулка-Ушатого с кн. И. И. Кубенским).