В помощь осажденному там русскому гарнизону воеводы Д. Ф. Карпова направлен был разряд «плавной рати» кн. П. С. Серебряного-Оболенского; вторым воеводой к нему назначен был  И. Сабуров 16 Иван IV своей грамотой от 22 февраля 1659 г. приказал  И. Сабурову, как товарищу кн. Серебряного, готовить суда и запасы «лехким делом» т.е. в готовности быстро выступить16 Сабуров прислал челобитную, в которой просил счета в отечестве на кн. Серебряного, приведя ряд случаев. В ответ он получил грамоту с обещанием счета после службы. Однако Сабуров этим не удовлетворился, написав, что «по той де грамоте ему со князь Петром Серебряным быть невместно». Царь Иван проявил завидную терпеливость, хотя не мог не помнить, что десятью годами ранее, в 1559 г., войска  И. Очина-Плещеева и того же.

И. Сабурова потерпели поражение от Ливонского ордена под Дерптом из-за местничества, что, видимо, потом специально расследовалось164 и попало в царский архив16 Тем не менее и в этот раз  И. Сабурову «государь велел дать другую грамоту» с формулировкой «а ся тебе служба со князь Петром невместно»16 В результате их поход не был сорван, «плавная рать» Серебряного и Сабурова нанесла удар по войскам ногайских и астраханских татар, снабжавших турок; в результате турецко-татарской армии пришлось отступить.

Весной 1572 г. при назначении разряда «для приходу» крымцев, как известно, были соединены опричные и земские войска. В это время кн.

Н.           Р. Одоевский, только что ставший опричным боярином, попытался заместничать с кн. М. И. Воротынским, бывшим служилым князем, одним из лидеров земской боярской думы, видным деятелем, не раз подвергавшимся опале. «В правой руке в Торусе бояре и воеводы князь Микита Романовичь Адуевской, да Федор Васильевичь Шереметев;, и Микита Адуевской бил челом государю в отечестве на князь Михайла Ивановича Воротынского».