Далее указывалось, что соотнести «ранги» государств и уровни дел, с которыми туда посылают, невозможно, и счета здесь быть не может: «Не вместе посылают, и не об одном деле». Ранее счет был допустим только в одном посольстве. «Многижда послам, дворяном и дьяком бывают посылки в розные государства, а после того они же бывают в посланниках, а иные, быв в посланниках, бывают и в послех, а в отечестве о том никому ни с кем спору не бывало. и дела меж государей и государств розныя, а послов. посылают смотря по делам, каково коли дело настоит; и вперед о том ничьего челобитья не слушать.

Таким образом, ликвидировалась возможность «всчинять места» употребляя случаи прежних своих или чужих посольских назначений, а значит, терялись резоны для местничества. Кроме того, объявлялось безместие чинам «посол» и «посланник» («послу до посланника, а посланнику до посла дела нету, то им не в место»), что окончательно выводило посольскую службу из сферы местнических отношений.

К середине XVII в., видимо ввиду роста дипломатической активности России и установления практически постоянных отношений с ближайшими соседями (Польша, Швеция и т.д.), потребовалось дальнейшее развитие указа 1621          г. о безместии в посольствах. 21 декабря 1655 г. было указано «вперед во всех государствах послам и посланникам быти без мест, и в которое государство послан будет посол, а после посланник или гонец, и посланнику до посла, а гонцу до посланника дела нет, и тем им меж себя не укоряться, и в случаи не ставить и не подавать и в привод тово не приводить». В отличие от предыдущего указа, который, во-первых, ликвидировал возможность местничать по «рангу» государства, а во-вторых, по рангу дипломатических представителей, здесь четче подтверждалось безместие при посылке в одно государство.