«Стол» у государя заменяется церемонией присылки послам блюд «с государева стола» и устройством этикетного пиршества в отведенной им резиденции по специально разработанному «чину», согласно которому этот стол «знаменует собой стол российского императора», как было в 1634 г. объяснено голштинскому посольству. Однако полностью от традиции приглашения иностранных послов к царскому столу (по крайней мере в особо важных случаях) при русском дворе не отказались; так, приглашались в 1625 г. к столу персидские послы, привезшие в дар от шаха знаменитую святыню христианского мира – ризу Иисуса Христа, а в 1667 г. – польские послы, прибывшие на ратификацию важнейшего для Москвы и Варшавы Андрусовского перемири. Кроме того, традиция официальных «столов» при дворе продолжала развиваться, о чем будет сказано ниже. Можно предположить иную причину: в придворном церемониале к середине XVII в. усиливается сакральный элемент. Судя по разрядным записям, основная часть столов назначалась по церковным праздникам; так что, возможно, на сворачивание традиционных319 застолий с послами оказали влияние представления о том, что православному государю нежелательно преломлять хлеб с иноверцами. К тому же если в XVI в. дипломаты из Великого княжества Литовского, наиболее часто приезжавшие в Москву, были в основном православными вельможами и шляхтичами, представителями наиболее близкого к русским по культуре и языку народа, то после Брестской унии 1596 г., по словам современного польского исследователя, «быстрая полонизация аристократии привела к тому, что на место послов, знающих назубок все тонкости московского этикета, появились дипломаты западноевропейского покроя, квалификация которых была бы весьма кстати в Вене, Мадриде или Париже, но не в Москве и Бахчисарае».