Для того чтобы установить, насколько представители местничавших родов были связаны с приказной системой, приведем следующую таблицу:

Проанализировав наш «Хронологический реестр» местнических случаев с точки зрения наличия в родах дьяков или подьячих, получим примерно 88 родов. Выявление проводилось на базе справочника С. Б. Веселовского «Дьяки и подьячие», который, несмотря на свою неполноту, для определения именно дворянских фамилий в приказной службе достаточно репрезентативен. Всего таких родов установлено примерно 86, правда, примерно 15-16 из них сомнительны в смысле идентификации именно с дворянскими родами, ввиду широкой распространенности некоторых фамилий33

В «Местническом справочнике» редакции в 280 глав мы насчитали 56 глав о родах, в которых содержатся сведения о дьяках и подьячих в качестве семейных «потерею. Эти два перечня соотносятся в 25 случаях, т.е. известны местничества 25 родов, вошедших в «Местнический справочник». Всего как потенциально, так и реально местничавших родов, в составе которых имелись представители приказной бюрократии, мы насчитали 109 (а без «сомнительных» по фамилиям – около 90). Всего в местнических делах XV-XVII вв. участвовало чуть более 400 родов (примерно 404). Таким образом, примерно 25% всех местничавших родов России имели в своем составе приказную бюрократию.

Приведенные факты показывают, что для приказно-бюрократической системы были характерны местнические взаимоотношения двух направлений – иерархии приказов и старшинства внутри одного учреждения. Критерии старшинства включали, в свою очередь, два принципа: традиционный служебно-родословный и более современный, бюрократический – по выслуге.