В. И. Буганов полагал, что именно этот указ (приговор) послужил причиной составления последнего Государева разряда 1604 г. (после Смуты возникли уже иные типы официальных разрядных книг). Поскольку этот указ содержится только в Государевом разряде, редакции разрядов, которую В. И. Буганов определял как официальную, следует, видимо, признать его подлинность. Правда, он почему-то наличествует только в одной из 21 выявленных С. А. Белокуровым редакций, содержащих разряды за это время, в том числе и с записями о событиях декабря 1604 г. Нет следов его и в указе 1620 г. Однако, по нашему мнению, зашатавшееся правительство Годунова могло его принять в качестве одной из мер борьбы с начинающейся Смутой. Указ уточняет и расширяет предыдущий приговор в части, касающейся первых воевод левой руки, которых акт 1550 г. как бы игнорировал; безместие расширялось и на вторых воевод левой руки и большого полка (так как, исходя из чисто арифметической логики, первые неоспоримо «меньше» последних). Основные положения «Приговора» подтверждались и правительством Василия Шуйского. Г. Г. Сулемша-Пушкин занес в собственную разрядную книгу невместную грамоту, полученную им весной 1608 г., в которой отмечалось, что «передовому полку с сторожевым полком мест не живет»10 В 1609 г. кн. Б. М. Лыков в деле с кн. Д. М. Пожарским попытался ревизовать, возможно, именно этот указ, заявив, что « в сторожевом полку первой воевода больши в большом полку другова воеводы местом, а передовова полку и сторожевова полку других воевод больши двема месты  в левой руке первый воевода в большом полку другово воеводы больши местом, а правой руки другово воеводы больши местом, а правой руки другово воеводы больши двема месты, а передовова и сторожевова полку других воевод больши тремя месты, а левыя руки другова воеводы  больши четырьмя месты».