Оба – представители довольно старых дворянских родов. Оба начинали службу не в приказе, а как дворяне, и оба завершили ее окольничими. Гавренев стал думным дьяком около 1630 г., дослужился до думного дворянина к 1650 г., окольничим стал в 1654 г.57 Елизаров служил как жилец и дворянин с 1616-го по 1638/39 г., но в дальнейшем его приказная карьера пошла несколько быстрее: в 1646 г. – думный дьяк, в 1652 г. – думный дворянин, с 1655 г. – окольничий5 Возможно, он считал невместным для себя сидеть в приказе, более низком по рангу.

Если Разрядный приказ традиционно управлялся чинами «приказного» ранга, то появившийся позже Стрелецкий приказ, ведавший мобильным регулярным войском, из которого состоял постоянный московский гарнизон, находился в подчинении наиболее влиятельного на данный момент лица в государстве.  мая 1677 г. объезжие головы, назначенные по Москве в Кремль, Китай-город, Белый и Земляной город (назначал их обычно Разрядный, а подчинены они были Земскому приказу), были поставлены в подчинение к главе Стрелецкого приказа боярину кн. Ю. А. Чертенку-Долгорукому. Старший из объезжих голов, назначенных в Кремль, кн. Ф. А. Хилков, бил челом на него и, казалось бы, выиграл – был отставлен, а на его место назначен кн. А. Н. Щербатов. Однако кн. Ф. А. и Ф. Ф. Хилковы вскоре обнаружили, что разрядный дьяк В. Г. Семенов зарегистрировал отставку с формулировкой, объясняющей ее болезнью истца. Хилковы сочли себя униженными и заявили, что их родители были выше родителей Долгорукова (кн. Юрий Алексеевич выдвинулся в события 1648-1649 гг. и первый стал боярином в своей ветви рода Долгоруких-Оболенских, тогда как боярином был еще дед кн. Федора Андреевича).