Для посольского приема 3      ноября 1562 г. Иван IV разработал подробную схему рассаживания духовных и светских сановников при замещавшем его митрополите: «А направе от него сидети, человека з два отодвиняся от митрополита архиепископу новгородскому, а от архиепископа, немного отодвиняся, с полчеловека – бояром. . дьяку Андрею Васильеву, а от него княжатом и детем боярским и до дверей». Так же строго был разработан и порядок сидения на приеме послов у главы Боярской думы кн. И. Д. Вельского. «А у боярина князя И. Д. Вельского быти на дворе бояром. да дворяном и детем боярским, а сидети по обема лавкам. А сидети в большом месте князю Ивану, а в правой руке сидети князь Василью ас левую руку сидети Данилу да Федору. а дворяном велети сидети от бояр человека за два или с три, пропустя по обе стороны». Столь подробная роспись, видимо, была необходима для предотвращения местничеств.

Многочисленные столкновения такого характера пытались обуздать сразу после Смуты. 30 октября 1614 г. во время приема датского посла бояре и дворяне сидели «в большой лавке»: кн. Ф. И. Мстиславский, Ф. И. Шереметев, кн. Д. Т. Трубецкой «и иные бояре и окольничие без мест», а на другой стороне – боярин кн. И. В. Голицын, казначей Н. В. Траханиотов, постельничий К. И. Михалков и «иные дворяне, без мест». 14 апреля 1616 г., в связи с приемом английского посла Дж. Мерика возник конфликт между кн. Г. В. Тюфякиным и кн. Г. К. Волконским, один из которых «потчевал», а другой «сказывал» – представлял посла.