Другим местникам по этому разряду разъяснялось то же, что они «всчиняют места, где мест не указано», и объявлялись наказания; Куракину же подтверждался наказ писаться «одному с товарищи, а не по имяном». Все эти недоразумения свидетельствуют о том, что служилые люди считали себя уже свободными от прежних обязательств и опять стали опасаться «порухи» своей чести, если их не «напишут» А. И. Маркевич объясняет местничеством воевод и поражение под Чудновом, приводя по С. М. Соловьеву высказывание кн. Ю. Н. Барятинского, что он повинуется указам царского величества, а не Шереметева; «много в Москве Шереметевых» А. П. Барсуков, однако, отрицает в данном случае местнический конфликт. Подробно рассматривая ход боевых действий октября 1660 г., он приходит к выводу о том, что Барятинский помочь не смог по недостатку сил и времени Отметим, что еще некоторые поражения русских войск в этот период приписываются местничеству воевод 23однако в официальных источниках эти случаи не фиксируются, что, возможно, также являлось способом подтверждения официального безместия. В начале 1670-х гг. безместие, видимо, опять подтверждалось. А. Апухтин, второй воевода в Переяславе с 1671 г., в 1673 г. бил челом, что «боялся твоего государева гневу, опасен потому, что ныне во всех походах по. указу велено везде быть без мест», однако все же заместничал с первым воеводой кн. В. А. Волконским и был наказан23

Во время боевых действий против гетмана Петра Дорошенко 22 ноября 1673 г., при объявлении разряда полка кн. Г. Г. и М. Г. Ромодановских, заместничавшим И. И. Вердеревскому и П. Д. Скуратову, также объявили: «Быти им меж себя без мест, а быти им всем с боярином и воеводою со князь Григорьем Григорьевичем Ромодановским да с сыном его с князь Михаилом»23 То же было указано и в мае 1674 г.