Столь легкая и неожиданно превысившая по результатам ожидания победа гостей была, вероятно, связана со стремлением правительства заручиться их поддержкой, тем более что за год до этих событий были удовлетворены их требования подтверждения жалованных грамот корпорации, выданных Иваном Грозным и последующими монархами17 Конфликт гостей и дьяков продолжился делом И. Д. Лопухина. 12 сентября 1649 г., менее чем через месяц после 17 августа – решительной победы гостей, он подал челобитную, в которой заявлял, что поскольку «били челом тебе государю гости, чтоб писать их гостей в Уложенную книгу наперед дьяков», и выиграли дело, то «не вели государь меня в Уложенной книге такими затеснить». Лопухин был московским дворянином, служившим с 1610/11 г. по жилецкому1, а с 1625/26 г. – по московскому списку182; в середине 1640-х гг. он был стрелецким головой, но уже ранее, видимо, хорошо зарекомендовал себя именно в административной и дипломатической службе. В 1646/47 г. он еще получает придачу по московскому списку, а, вероятно, в начале 1647 г. его жалуют в дьяки – в марте того же года он дьяк Приказа Казанского дворца18 Неудивительно, что его обеспокоила ситуация с понижением статуса дьяков. И без того в Боярских книгах он благодаря новому чину автоматически понижался на одно место, поскольку список приказных дьяков помещался вслед за списком московских дворян. В челобитной Лопухин подробно освещает службы своего отца, московского дворянина, бывшего часто в товарищах у воевод и «уморенного безвинно», по его утверждению, царем Борисом в Лаишеве.