И если победа гостей в первом конфликте отчасти выглядит неожиданной и находит объяснение в тогдашнем общем глубоком социальном кризисе, то поражение их во втором деле в эпоху, когда бюрократия не только полностью вернула свои позиции, но и продолжала усиливаться, вполне закономерно.

Местничество дьяков «вообще» исследовалось несколько более тщательно, нежели конфликты в приказах в многократно упомянутых работах   С.              К. Богоявленского и Н. Ф. Демидовой, а также отчасти П. В. Седовым, который иллюстрировал введенными им в научный оборот случаями особенности периода деградации и девальвации ценностей института20 Доселе сохраняется точка зрения, что дьяки практически не местничали, иначе бы это парализовало приказный аппарат20 Однако никакого формального запрещения местничать не существовало. Конфликты же местнического характера у дьяков происходили в рамках как приказной, так и полковой, церемониальной и административной служб, и было их не так уж мало. Местничали они по тем же случаям, что и дворяне и «как дворяне» (С. К. Богоявленский), сами ситуации аналогичны казусам в иных группах служилых людей. В церемониальных назначениях (приемы послов и пр.) – 2 или 3, в полковых и городовых службах – 2, при сказывании думного чина – 2, при назначении к сыску – 1, у государева стола – 1, на крестных ходах -  Всего местничеств дьяков насчитывается (включая местничества в приказах) с 1598-го по 1690 г. -18, участвовало в них 25 лиц. Сюда можно добавить еще 4 предположительных местничества, в которых участвовало 6 дьяков; 2 местничества лиц до получения ими дьячества; 1 местничество «после дьячества» (т.е. выслуживших более высокий чин), а также не менее 3 случаев местничества ближайших потомков дьяков и 3 известные нам челобитные, связанные с дьячеством и местническим положением; кроме того, известно 1 дело подьячих приказной избы.