В результате вторым воеводой объединенного полка стал Л. А. Салтыков, первый из «сходных» воевод. Кн. А. И. Татев тут же обнаружил, что имя его исключено из царских грамот, которые теперь «писались к Петру да ко Льву». Татев отказался приезжать на съезд «за Львом», о чем в Москву написал Морозов. Иван IV вступился за боярина и оружничего, который через некоторое время стал опричником. 3 мая 1567 г. князю была прислана грамота, в которой указано, что ему «Менши Льва быть пригоже». Позднее, 25 мая, последовала новая грамота, уже к Морозову и Салтыкову, в которой царь напоминал, что «мы ко князь Андрею Татеву писали: вы у нас бояре и воеводы, а князь

Ондрей воевода, и ему у нашего дела с вами, бояре, быть льзя; и велели ему для нашево дела к тебе, боярину нашему, ездить. И ты б по князь Ондрея для наших дел посылал, и дел бы еси наших берегли заодин по нашему наказу»15 Царь в данном случае мотивировал свое решение тем, что Л. А. Салтыков старше кн. А. И. Татева чином, что вообще нетипично для местнической аргументации, поскольку человек может быть младше чином сиюминутно, но его отец и дед, например, могли быть выше чином отца и деда его соперника, что априори его возвышало. Лев Салтыков был оружничим, чин этот в его роду являлся отчасти наследственным. В 1567 г. он еще в земщине, первое упоминание его в опричнине относится к 1569 г. или к январю 1570 г.159, пострижен в 1571 г., позднее казнен. Но в это время он, видимо, находился в милости, поскольку в дальнейшем вступил в опричнину.

В 1569 г. Нижнее Поволжье подверглось мощному турецко-крымскому нападению, целью которого было возвращение Астрахани.