В грамоте из Разряда, посланной на Ливны к кн. Г. С. Куракину, указывалось, что Владимир – «первый город» и положено всегда «выкликать владимирцев первыми». Правда, отметим, что туляне и каширяне, успевшие выпросить прибавку к окладу раньше владимирцев, в своей челобитной не обмолвились ни словом о том, что на них повлиял авторитет последних, просто поведав, что «твое государево повеление исполняли», в отличие от своей «братьи», из которой многие бивали челом об отставке, «не хотя в том чину быть». За это им и последовала награда, причем пометой на их челобитной думного дьяка И. Гавренева, отразившей, вполне возможно, мнение самого царя, подчеркивалось, что они «у государева дела в головах и знаменщиках были с радостью»4 Тогда-то, вероятно, владимирцы и поспешили напомнить и о своих заслугах. В 1655 г. на неверный порядок в списке корпораций жаловались тарушане, их «кличут после всех городов», а правильный порядок – Тула, Кашира, Козельск, Таруса и затем другие украинные города. В 1670 г. возникло другое дело о нарушении очередности написания корпораций при составлении смотренных списков. В 1668 г. к первому и второму воеводам Белгородского полка назначили разрядного дьяка Степана Федорова. В марте 1670 г. он, видимо, поссорился с начальными людьми некоторых полков, куда входили уже не только дворянские сотни, но и полки нового строя. Возможно, в отместку