Несмотря на указ, местничества все же продолжались. Два из них касались назначений участников церемоний: первые дружки царя и царицы местничали с соответствующими тысяцкими, причем в одном случае это происходило даже между двумя князьями Черкасскими, четыре – из-за мест за свадебными столами, а также из-за порядка размещения за столом жен приглашенны Свадебные «столы» продолжались до 19 сентября; но большинство споров, видимо, удалось замять, отмечая каждый раз: «А на первой день сидели бояре в большом столе, а поезжане в кривом столе без сказки, а на другой и на третей день ели бояре у государя все, и сидели бояре в большом столе без мест, а в кривом столе поезжане». Лишь один боярин кн. И. В. Голицын отказался подчиниться и был наказан: «А боярин князь Иван Голицын и жена ево на государской радости не были, потому что князь Иван государева указу не послушал, и по той росписи быть не похотел, и за то на нево положил государь свою государеву опалу и велел ево сослать»28 Дело И. В. Голицына было явным отзвуком событий Смуты, когда и он, младший брат и соратник одного из тогдашних претендентов на престол кн. В. В. Голицына, и его теперешние местники бояре князья И. И. Шуйский, младший брат царя Василия, и Д. Т. Трубецкой, сам бывший претендент на престол, играли первые политические роли. Еще в 1615/16 г. в боярской книге И. В. Голицын был записан на третьем месте, сразу после Ф. И. Мстиславского и И. М. Воротынского, а Д. Т. Трубецкой – на шестом289, но с приездом из плена Филарета и И. И. Шуйского ему пришлось потесниться. За столом ему было велено сидеть вторым после Шуйского с государевой стороны, а Трубецкому – первым с царицыной (т.е. на месте, равном месту Голицына). И то и другое Голицын счел оскорблением, претендуя на первое место и заявив лично увещавшему его Филарету, что не придет, «хотя вели государь казнить». Правительству Романовых, скорее всего, мало импонировали все трое вельмож – но данный повод решено было использовать для устранения из политической жизни одного из них вполне законным порядком, наказав как нарушителя указа.