«Утягивание» полным отрицанием благородного происхождения соперника было характерно для местничеств дьяков. Среди немногочисленных дел этого типа уникален комплекс, связанный с именем дьяка А. И. Козлова, которому за шесть лет пришлось выдержать три тяжелые тяжбы с дьяками А. Кощеевым (1660/01), В. В. Ушаковым (1662) и В. В. Бреховым (1664- 1665)24

В 1662 г. дьяк Челобитенного приказа В. В. Ушаков в присутствии окольничего И. М. Милославского и чинов шведского посольства поругался с дьяком Сыскного полоняничного приказа А. В. Козловым. Затем Козлов бил челом, что Ушаков – духовного происхождения, и брался это доказать. Ответчик сделал аналогичное контрразоблачение. На очных ставках и в поданных челобитных стороны обвиняли друг друга в фальсификации своего происхождения и в самозваном приписывании себя к служилым родам Козловых и Ушаковых. Последний подчеркивал «незаконное», а первый – «поповское» происхождение соперника, представив в доказательство неведомо как попавшую в его руки родословную роспись Ушаковых, уникальность которой заключается в том, что это роспись не дворянского, а провинциального поповского рода: «Роспись дьяка Василья Попова, что назвался воровски Ушаковым, Пономареву и попову его роду, а воровству его Васильеву. Прадед его был церковный бобыль в Ярославском уезде, в селе Березниках, прозвищем Срака, а имя ево прямое сродники ево скажут, которые в сей росписи написаны. А дед ево Киприян. тут не в понамарях, а ис пономарей был в попах, пострижен и умер в Олександрове пустыне. А отец ево Васильев Василей же, из церковных дьяков, был в попах же в селе Березниках.