В Описи Разрядного приказа 1649-1652 гг. значится «челобитье и записка соловлян, одоевцов и нижегородцов на Володимера Ляпунова да на Микиту Оладьина 137-го году»8 Согласно разрядам, в марте 1629 г.

В.            П. Ляпунов находился в качестве второго воеводы при М. П. Щепине-Волынском на Кропивне в сторожевом полку. «И Володимера отставили, по челобитью дворян и детей боярских тамошних городов, били челом на нево недружбою». Тогда же в прибылой полк назначены были К. Д. Леонтьев и Н. В. Оладьин; «и Никиту отставили, велено быть на Никитино место Богдану Ходыреву». Если в первом случае поводом для отставки указана «недружба», то причина смены Оладьина вообще не названа. Однако, если учесть, что дело их хранилось в архиве именно

среди местнических документов, а оба они были вторыми воеводами, можно предположить, что они потерпели поражение в традиционном конфликте с городовыми корпорациями.

В октябре 1627 г. во время сбора войска на Дедилове первый воевода кн. И. Татев был оттуда отпущен, и командование принял второй воевода С. Л. Хрущов, «на осень до больших снегов». Смотр проходил 8 октября, после чего Татев часть дворян отпустил, велев тулянам и епифанцам оставаться с Хрущовым. Тульские служилые люди из рода Сухотиных возмутились. Иван и Михайло Ивановы дети и Осип Уваров сын Сухотины начали Хрущова публично «лаять», «всякими лаями», «хотели меня. уморать грязью. и лаяв, со службы з Дедилова съехали». Видимо, был назначен сыск, сохранилась сказка – показания еще в тот момент не уехавшего кн. Татева, который дипломатично сообщил, что ссоры с Хрущовым не слышал, а Сухотины, по его мнению, говорили, что они «и иного воеводу и грязью уморают» и после того «розьехались по домам». Вообще сбор был тяжелый, в деле сохранились документы о сыске нетчиков, отказах, избиении дворянами посланных за ними рассылыциков. Примеру Сухотиных последовали, видимо, и другие местные дворяне, и 6 декабря С. Л. Хрущов панически писал в Москву – «я на твоей государевой службе на Дедилове живу один».