В связи с возобновлением с 1580 г. набегов «больших ногаев» и усилением волнений «горной и луговой черемисы» в Поволжье возобновляется объявление безместия. В 1580 г. на Вербное воскресенье оглашен приговор, согласно которому всем воеводам велено быть с воеводами кн. М. П. Катыревым-Ростовским и кн. М. С. Турениным (в их подчинении), «в большом полку на Туле», а между собой – «быти воеводам в сходе без мест»7 В августе того же года безместие было объявлено и при возобновлении войны с Речью Посполитой – «прибыльным воеводам от государя» – Д. И. Черемисинову и И. Е. Елчанинову. В момент продвижения армии Стефана Батория к Великим Лукам кн.

В.            Д. Хил ков, который должен был быть вторым воеводой передового полка во Ржеве Володимеровой, вместо этого возглавил войско из трех полков (большого, передового и сторожевого). В его задачу входило маневрировать перед авангардом поляков, препятствуя их действиям и ведя разведку. Черемисинов и Елчанинов были прикомандированы к нему «без мест» не случайно – они принадлежали тогда к близкому окружению Ивана IV и, видимо, имели поручение контролировать Хилкова. Против нарушителей безместия тогда принимались по-настоящему репрессивные меры. Когда с кн. Хилковым, несмотря на тяжелые военные обстоятельства, заместничал первый воевода передового полка кн. М. В. Ноздреватый, ему пригрозили смертной казнью, а бившему челом тогда же на воеводу сторожевого полка В.                В. Головина и на кн. М. В. Ноздреватого кн. И. М. Барятинскому, второму воеводе передового полка, посулили батоги8 Однако, несмотря ни на что, попытки обуздать своеволие в армии не удавались. Дисциплина падала, дети боярские, уставшие от многолетней бесплодной войны, отмечены «в нетях», они массово бежали из войска или не являлись к своим полкам, укрываясь от службы.