Обнародование сведений обо всех не «разрядных» службах представителей разных кланов препятствовало карьере их родни и потомков. Наиболее «неприятными» являлись сведения, собранные в «Поганой книге», где перечислялись холопы-послужильцы московской аристократии, испомещенные в новгородских пятинах после присоединения Новгорода и вывода местных землевладельцев Ее широкое бытование с середины XVII в. преследовало, по мнению современного исследователя, цель предать огласке холопское происхождение ряда возвысившихся к этому времени родов

Н. П. Лихачев, стремясь определить время создания и состав Государева родословца, собрал в местнической документации XVI-XVII вв. много свидетельств его существования18 «Первые попытки составления родословной книги, фиксирующей статусные отношения», отмечает Н. Коллманн, относятся к 1490-1500-м гг.183 Уже в 1504 г., в деле П. М. Плещеева с П. Г. Лобаном-Заболоцким, проводились тщательные подсчеты, целью которых было определение мест обоих соперников в «лествице» их родов и сравнительный анализ положения самих родов Н. Коллманн видит уже в этом раннем деле признаки «зрелости института»185, для функционирования которого необходима была систематизация генеалогических и разрядных сведений. Причиной, по которой их собирали, был, видимо, антагонизм старомосковского боярства и выезжих княжат при московском дворе.