Однако по причинам, о которых остается только высказывать догадки, такой потребности не возникало. Возможно, причиной этому была «непубличность» думной службы, недаром подобные совещательные органы власти во многих странах именовались «тайными». Ж. Маржерет, поясняя французам значение Ближней думы, называл ее «Тайным советом». Отсутствие фиксации мест вполне гармонирует с отсутствием фиксации высказываний, в чем, вероятно, были заинтересованы и правительство, и члены Думы. Такая непубличность службы предполагает и возможное отсутствие при ее отправлении положенных в иных случаях обычаев и правил, «чина». Ведь «чином» именовалась и конкретная служба, назначение, функция – «во всяких полковых чинех ныне и впредь велели быть без мест». Любой «разрядный» человек, не щадя себя лично, бился именно за официальную письменную фиксацию (или против нее) своих служб, которые могли стать «потерькой» или «находкой» для его рода, но совершенно успокаивался, если данная служба в разряды не записывалась. Например, для ликвидации местнических стычек при крестных ходах решено было «тех ходов в Розряде в книгу не записывать, чтоб вышеписанным чином от того меж себя ссор и нелюбия не было».