«На ранних стадиях формирования права изданию нормы права предшествовал казус, конкретная жизненная ситуация, на разрешение которой была направлена данная норма. Акт, содержащий данные общие нормы, сформулированные для решения конкретной ситуации, являлся казуальным актом – законом», – отмечает К. В. Петров, ссылаясь на мнение английского историка-правоведа Кроме того, существовал целый ряд положений обычного права, может быть, не зафиксированных в виде царских указов, однако использовавшихся как некие правила при местнических ситуациях. Отсутствие их в виде правовых актов также не свидетельствует о «неработе» всего выявленного нами значительного правового материала, который можно условно разделить на пять групп, причем не формально-юридически, а согласно их историческому значению:

1)            положения, принятые государственной властью, в которых дается идеологическое обоснование института;

2)            общие родословно-местнические правила;

3)            акты военно-служебной регламентации;

4)            акты регламентации дипломатического этикета;

5)            акты общеадминистративной и придворной регламентации.

В общей сложности известно около 30 положений, свидетельствующих о постоянной регламентации института местничества. Зачастую сведения о них собраны по косвенным данным (в основном по упоминаниям в делопроизводстве при местнических разбирательствах). Помимо них принималось множество временных актов, т.е. соборных приговоров и указов о безместии (общих для всех или только для определенной службы) на конкретное время или в определенной «посылки». Отметим, что все эти временные акты не являются предметом данного исследования, хотя представлены в источниках намного полнее и подробнее.