Известны два случая местнических конфликтов дьяков в приказных избах. В 1626 г. в Астраханской приказной палате возникло дело дьяков М. И. Поздеева и В. Яковлева. Судя по грамоте, отправленной в Астрахань вновь назначенным воеводам, Поздеев с Яковлевым «чинил рознь и отписки друг за другом перечеркивал. да Марко ж в сьезжей избе своею гордостью сидя с бояры. и при мурзах наши грамоты. чел в шапке. Да Марко ж своею гордостью писался к нам в отписках целым именем, и о том к нему от нас писано с опалою. А дьяк Василей Яковлев с дьяком Марком Поздеевым в сьезжей избе. чинили рознь и несогласие, и о нашем деле не радели». Вероятно, М. Поздеев действительно

ощущал себя «старше» В. Яковлева; позднее в Боярской книге 1639 г. они записаны среди дьяков – Поздеев четвертым, с окладом в 150 руб. и 900 четей, а Яковлев – двенадцатым, с окладом в 75 руб. и 600 четей25 В составе этого дела отсутствуют многие черты местничества, например, нам неизвестно, «считались» ли эти дьяки службами предков. М. И. Поздеева Я. Г. Солодкин считает возможным автором «Новой повести о преславном Российском царстве и великом государстве Московском» – одного из агитационно-патриотических воззваний рубежа 1610-1611 г. кануна формирования

Ополчения, в котором осуждается режим Семибоярщины и прославляется твердость позиций патриарха Гермогена и интернированного Филарета Романова. В деле 1626 г. налицо картина «демонстрации силы» со стороны влиятельного московского бюрократа (участвовавшего в качестве разрядного дьяка и в местнических процессах). Более «местнический» характер имело дело дьяка С. Звягина со вторым воеводой С.  Дашковым в Путивле в 1666-1667 гг. Первый воевода, окольничий М. С. Волынский, на время своей болезни поручил все дела Дашкову.