В эти периоды, объявлявшиеся преимущественно во время крупных военных кампаний, практически отсутствуют местничества при полковых назначениях, однако зачастую продолжаются в придворных и административных. Далеко не все указы о безместии нам удалось выявить, поэтому приходится опираться на косвенные указания, например, о наказаниях за местничество или сплошные автоматические резолюции о безместии на челобитных. В таких случаях в таблице стоит условный знак «предположительное безместие». Записи указов о безместии «на берегу» имеются в разрядах не за каждый год. С началом войн России с Речью Посполитой и Швецией (1654 г.) объявленное всеобщее безместие ежегодно не подтверждалось, хотя правительство подразумевало его автоматическое продление на весь период войн. Однако служилые люди все же требовали подтверждений указа и вступали по этому поводу в конфликты с властями. Мы можем выявить

периоды максимального роста местничества (1550-е, 1560-е, 1580-1590-е, 1620-1630-е гг.), а также постепенное усиление давления со стороны правительства, продлевавшего временные рамки безместия. Вместе с тем не всегда можно уловить логику в чередовании тех и других периодов. В целом таблица наглядно показывает, как власть манипулировала патриархально-иерархическими нормами, которым подчинялась социальная элита России, то восстанавливая, то временно замораживая их функционирование в зависимости от внутренних и внешних потребностей страны.