И указал государь записать в Розряде, что тут мест не бывало и впредь не будет, и закрепить указал думному дьяку». Таким образом, местническое пространство в дипломатической службе еще более сузилось, служба пристава была выведена из-под удара, ею теперь не могли «утягивать», как «нечестной», а дипломатический церемониал освободился от подобных конфликтов.

Придворная служба, вся состоящая из ритуалов и церемониалов, была питательнейшей средой для местничества. Однако уже в XVI в. власти стремились ограничить его проникновение в низшие ранги придворных. К «уложению» о безместии младших рынд апеллирует В. Н. Пушкин в 1627 г., когда его местник А. О. Плещеев пытался «утянуть» его службой отца в подрындах в 1570-1571 гг. Пушкин объяснил, что «по вашему государеву уложенью искони бе меж себя подрындами в отечестве не тяжутца, и мест меж себя нет подрындам». Указав, что обычно в рынды назначают стольников и стряпчих, а в подрынды- жильцов, он подчеркивал, что «преже. сего по вашему государскому уложенью искони бе с подрындами в отечестве не считались, и в случаях тово не писывали». В Разряде это суждение не комментировалось и не проверялось.

Действительно, местничеств подрынд в разрядах не встречается, почему и можно считать, что такое «уложение», писаное или неписаное, существовало. Причиной этого явления, может быть, следует считать традицию, по которой придворную службу поддатней в XVI в. начинали сыновья думных дьяков180, а местнические отношения с представителями «неродословных» родов были невозможны.

К середине XVI в., видимо, следует отнести определение местнического положения городничих и губных старост.