По просьбе их старшего родственника Б. М. Глебова «в местех мешать» их было указано «племянника его Данила с сыном его с Федором мешать и после того счету своего стояли меж себя по переменам. Несмотря на указ 1621 г., практически запретивший местничество между членами посольств, конфликты все же возникали. Так, 24 октября 1634 г., при отправлении посольства к Владиславу IV в связи с заключением мира, заместничали трое посольских дворян, и им «государь велел сказать: “Тут быти без мест”». Так же, как и полковая, дипломатическая служба имела свои местнические лазейки, которые зорко отслеживали дьяки Посольского приказа. В январе 1655 г. кн. В. Г. Болыиого-Ромодановского наказали зато, что он написал в ссылочной грамоте имена не всех послов, а только главного «с товарищи». В подобном случае это означало их безместие при одном главном после, что далеко не всегда подразумевалось в наказе, дававшемся из приказа. 26 мая 1658 г. великому послу на переговорах в Вильне кн. Н. И. Одоевскому отправили грамоту, где по имени назван был только он один. Его товарищи, бояре П. В. Шереметев и кн. Ф. Ф. Волконский, сочли это для себя бесчестьем и опалой. Они начали посылать в Москву письма своим друзьям, прося похлопотать за них при дворе, как за опальных, а также послали официальную челобитную, которую, впрочем, поддержал и их начальник, кн. Н. И. Одоевский. В ответ Алексей Михайлович (через Приказ тайных дел) ответил ему грамотой, в которой возмущенно напоминал, что вопрос о написании имен товарищей посла специально обсуждался на их отпуске «боярами комнатными всеми» при участии самого кн. Н. И. Одоевского, а теперь он хочет в угоду «товарищам» переменить указ «для очистки своей».