Нарушений указов не было, и вообще до конца года было всего одно местничество. На театре Ливонской войны, видимо, ввиду большей маневренности действий, когда отряды, рассыпавшись по стране, осаждали крепости и воеводы, скорее всего, испытывали меньше трудностей с соподчинением, местнические конфликты были сравнительно редки, но зато часто выдавались невместные грамоты. Так, в 1575 г. из 7 или 8 «случаев» не менее четырех были окончены именно таким образом. Далее в течение нескольких лет безместие не объявлялось ни «на берегу», ни в Ливонии, хотя боевые действия велись – в 1576 г. в Калуге были собраны значительные русские силы с «плавной ратью», русские войска и запорожцы разгромили крымцев и взяли их крепость Ислам-Кермень в низовьях Днепра, что вынудило хана вернуться

с войском в Крым Осенью 1577 г. «на берегу» безместие было объявлено, правда, автор этой разрядной записи с сомнением заметил, что она может относиться и к предыдущему году Значительный крымский набег состоялся и в 1578 г. Тогда же в Ливонии отсутствие распоряжений о безместии привело к целому ряду конфликтов В феврале и июне дважды неудачно осаждался Венден (Кесь), но в этом разряде заместничали воеводы чуть ли не всех полков (9 человек), что способствовало поражению (наряду с мощью крепости и стойкостью ее защитников): «.государевы воеводы замешкались опять. и государь послал к ним с кручиною с Москвы дьяка Ондрея Щелкалова». Несмотря на то что раздраженный Иван IV направил к ним с выговором свое доверенное лицо, А. Я. Щелкалова, а на подкрепление – войска Д. Б. Салтыкова и кн. И. Ю. Булгакова, подошедшие литовцы в октябре 1578 г. наголову разбили осаждавших. Из числа местников в плен попали кн. П. И. Татев, кн. П. И. Хворостинин, боярин кн.В. А. Сицкий был убит, а иные воеводы бежали с поля боя, в том числе и не сумевший выполнить царское повеление Щелкалов Вскоре потребовались более жесткие меры и при объявлении береговых разрядов.