Местничество внутри одного учреждения приближалось по типу к обычному местническому «счету» старшинства товарищей при посылке в одну службу. Возможно, одним из первых случаев подобного рода следует считать дело, заголовок которого сохранился в Описи Царского архива. Приблизительно в 1559 г. (по гипотезе А. А. Зимина) возникло местническое дело двух ясельничих – П. В. Зайцева-Бирдюкина и В. Г. Дровнина. В Описи Государственного архива XVI в. в ящике среди прочих дел значится «дело Петра Зайцова с Васильем Дровниным». А. А. Зимин в своем комментарии указывает, что В. Г. Дровнин служил ясельничим в 1549— 1559 гг., а П. В. Зайцев-Бирдюкин – в 1558-1562 гг. Оба упоминаются в разрядных книгах в 1559 г. как ясельничие, когда, видимо, и местничали. Это вообще последнее упоминание Дровнина, а карьера Зайцева резко пошла вверх, он вскоре стал одним из руководителей опричнины, в дальнейшем

разделив участь ее жертв. По мнению Р. Г. Скрынникова, функции ясельничего в период опричнины значительно расширились, связь с дворцовым конюшенным ведомством была скорее номинальной, как и у оружничего и постельничего. Таким образом, конфликт Зайцев – Дровнин был, возможно, стычкой внутри Конюшенного приказа, завершившейся безусловной победой царской креатуры67, облеченной доверием зачислять служилых людей в Опричный государев двор.