Причем комиссия, «восстанавливавшая справедливость», пошла гораздо дальше, нежели это подразумевалось в требованиях гостей. Вместо того чтобы поставить их «чин» сразу после приказных дьяков, их написали перед дьяками, непосредственно после дворян московских – в ст. 30, 83, 91, и между головами стрелецкими и дьяками – в ст. 15816 «И по тому их гостиному челобитью великий государь их гостей пожаловал, и челобитная за пометою думного дьяка отослана на Печатный двор к дьяку к Михайлу Ерофееву; в книге в Соборном Уложенье листы перепечатывал, гостей выше дьяков поставил»16 Исполнение этого доселе в России беспрецедентного решения потребовало значительных технических усилий (впрочем, и законодательный акт печатался также впервые). К моменту подачи челобитной основная часть огромного по тем временам тиража (1100 экз.) уже разошлась: в обстановке мощного социального конфликта 1648-1649 гг. книги долгожданного свода законов были распроданы или разошлись в «безденежную роздачу». По первоначальному варианту вышеуказанных статей книговеды и отличают так называемое I издание Уложения. После решения по делу сразу начались правка, допечатка исправленных листов и вплетение их в оставшиеся на Печатном дворе экземпляры, о чем сохранились записи в расходных книгах. В непереплетенных тетрадях листы, видимо, удалось заменить легко, но себестоимость издания выросла16 Переделанный остаток первого тиража составляет сейчас так называемое «переходный» вид I издания и сохранился в небольшом количестве. Уже 27 августа вышел указ о публикации II издания, которое печаталось до 21 декабря и продавалось до 1651 г.