Кодификация Уложения, как известно, осуществлялась приказами и специальной комиссией, а основные заинтересованные в его скорейшем создании силы были мелкое и среднее дворянство и посадские люди, из среды которых рекрутировался приказный аппарат. Слои эти не страдали от местничества в военной и придворной сфере (и не могли повлиять на него), однако постарались защитить интересы бюрократической машины внешне либеральным актом, позволяющим устранить вред, который ей мог нанести вельможа-местник.

Указ о порядке написания имен дьяков в приказной документации 1681 г. Местничество приказных дьяков, вопреки сложившемуся в свое время мнению, не было особо редким явлением, хотя они действительно происходили, как правило, из «неродословного» дворянства; их иерархии и тяжбам посвящена 7-я глава в настоящей работе. Тем не менее «случаи» их конфликтов имели место и в XVI, и в XVII вв.209 Дьяки, правда, не выработали какой-то специфической формы местничества и, по словам С.              К. Богоявленского, «местничали как дворяне», часто обвиняя друг друга просто в «подлом» происхождении. Опасность сбоев в работе государственной машины вызвала к жизни указ, по которому изменялся порядок написания их имен в делопроизводстве.

В царствование Алексея Михайловича в преамбулах и адресованиях отписок, памятей и грамот указывались все судьи приказа, что создавало возможность конфликта из-за мест. Поэтому позднее, в 1681 г.210, было велено писать только имя первого дьяка (что, кстати, убыстряло делопроизводство), остальным же приказным судьям велено было быть «без мест». Отныне их, правда, писали с «вичем», но в боярских книгах сохранена была прежняя форма Повышение роли бюрократии выразилось и в том, что уже после отмены местничества в 1690 г. потребовались специальные указы об определении старшинства дьяков по выслуге