Никон, патриархи Антиохийский и Сербский Макарий и Гавриил да «царевичи – грузинский Николай Давыдович, да касимовский. Василий Арасланович да сибирские царевичи Петр да Алексей Алексеевичи. Далее следовали имена приглашенных думных чинов или же просто упоминание об их присутствии, о чем будет сказано ниже. Затем в обязательном порядке шли имена придворных чинов, назначенных руководить прислугой за столами, – стольников, «смотревших в столы», «вина нарежавших» и т.д. Последним безместие, как правило, не назначалось (за исключением случаев в Троице-Сергиевом монастыре, о которых говорилось выше), и поэтому там часто вспыхивали конфликты. Однако вернемся к основной, условно «третьей» в иерархии (после духовных сановников и царевичей) группе приглашенных к государеву столу – думным чинам. Присутствие за «столом» было для них безусловно почетной «службой», «честью», объектом местнических амбиций рода. По мере усложнения придворного церемониала увеличивается количество записываемых в разряды столов и все более разнообразятся их типы. Разрядные книги знают два типа записи. Это запись с поименным перечислением приглашенных и запись, где стол объявляется «без мест». При просмотре всех имеющихся в нашем распоряжении разрядов «столов» выяснилось, что в последнем случае имена приглашенных не писались. В доказательство приведем выборку «столов» с местами и без мест за 1647-1650 гг. из «Дворцовых разрядов», источника компилятивного, но проверяемого:

Как видно из таблицы, столы с именами приглашенных никогда не объявляются безместными, и наоборот. Анализ другого, полностью официального источника – «Дневальных записок Приказа тайных дел» за 1659-1668 гг. – дает близкий результат. Тот же результат дает и просмотр разрядного столбца, который велся еще через 9 лет – в 1677 г.