Сохраняет свое положение и группа родов старомосковского боярства, выдвинувшаяся в XV-XVI вв. Это Бобрищевы-Пушкины и Пушкины, Бороздины, Бутурлины, Вельяминовы, Волынские, Воронцовы-Вельяминовы, Годуновы, Головины, Жеребцовы, Морозовы, Очины-Плещеевы и Плещеевы, Полевы, Сабуровы, Третьяковы-Головины, Шейны, Шереметевы. Есть роды, чей местнический «стаж» насчитывает более 100 лет (например, Пушкины – с 1582 по 1672 г., Нагие – с 1509 по 1632 г.).

Процесс выдвижения новых родов и начала их местничества шел, конечно, постоянно. Так, в 1580-е гг. начинают местничать Биркины, Благие, Бобрищевы-Пушкины, кн. Волконские, Жеребцовы, кн. Жировые-Засекины, Загряжские, Замыцкие, Измайловы, Колединские, Кучюковы, кн. Масальские, Михалковы, Новосильцевы, Пушкины, кн. Солнцевы-За- секины, Чепчюшвы, кн. Черкасские, кн. Щетинины. Перед самой Смутой и во время ее впервые начали местничать Колтовские, Погожие, Ржевские, Хлоповы, Чортовы В то же время со Смутой прекращается местничество таких родов, как кн. Катыревы-Ростовские (1604 г.), Басмановы (1605 г.), кн. Кашины и Ноготковы (1609, 1610 гг.).

После 1613 г. на протяжении XVII в. появляется 163 новых, ранее не местничавших рода. (Как мы ранее отмечали, сохранилась в местничестве 91 фамилия, а за предыдущее столетие вплоть до окончания Смуты исчезла 5) По подсчетам А. П. Павлова, с 1613 по 1626 г. в чин москов

ского дворянина было пожаловано 350 представителей провинциального дворянства, причем если до Смуты доля представителей княжеских и старомосковских родов в этой группе составляла 76%, то к 1613 г. она сократилась до 44%. В 1616 г. к старой знати принадлежало 23%, а в 1626 г. – 15%3, причем и эти лица в подавляющем большинстве являлись представителями не самых видных в прошлом столетии ветвей своих родов.