Заметим, что в первоначальном столбце Уложения, помимо указанных недочетов, слова «гости и торговые люди» также были пропущены в перечне чинов в предисловии, но это заметили, вероятно, на стадии печатания I издания. Кроме того, еще авторы первого капитального исследования столбца и изданий Уложения заметили, что, «несмотря на царский указ, гости в некоторых местах стоят все-таки ниже дьяков». По нашему мнению, это ст. 124 той же главы X. Вероятно, челобитчики не обратили внимания на эту статью. Ввиду отсутствия самой челобитной гостей 1649 г. (она могла сохраниться в делопроизводстве приказов – Разрядного или Большой казны, но пока нами не обнаружена) неизвестно, от чьего имени она подавалась. Можно только предположить, что к ней имели отношение гости, участвовавшие в утверждении Уложения, – М. Васильев, Ф. Венедиктов и Б. Щипоткин, подписавшие беловой столбец (см. в издании № 200-201)17 В части современной историографии бытует неточность, пошедшая, вероятно, от А. И. Маркевича, понявшего челобитную гостей как жалобу на помещение их подписей под Уложением ниже дья- чьих17 В действительности подобного конфликта быть не могло, так как дьяки, за исключением думных, вообще не входили ни в одну курию Земского собора и не подписывали Уложение. Добросовестнейший Маркевич заметил это противоречие, но не понял его, выдвинув гипотезу, что дьяки могли «схитрить», из местнических побуждений не подписавшись под гостями.