Когда во время боев за Нарву в 1590 г. велено было быть без мест кн. М. П. Катыреву-Ростовскому и кн. Ф. М. Трубецкому (они последовательно занимали место первого воеводы передового полка, а затем Трубецкой стал первым воеводой правой руки), Катырев не взял списков, отказавшись от назначения, однако после похода дело проиграл – «государь князь Федора Трубецково пожаловал, учинил ево болыпи князь Михайла Катырева за князь Михайлово непослушанье.  «Годуновское» правительство также пользовалось возможностью объявить «безместные» разряды. В начале лета 1587 г. крымский хан направил царевичей с 40-тысячным войском, но царские воеводы, выступив своевременно, заставили повернуть их вспять. Этому предшествовало объявление берегового разряда на Туле, когда было зафиксировано одно местничество. После этого случая разряд, видимо, и объявили безместным: «А быти всем воеводом и промышляти з боярином и воеводою Иваном Васильевичем Годуновым, а быть без мест на той службе». Именно в такой формулировке была дана разрядная роспись первому воеводе: «А в росписи шсудареве пишет, у боярина у воеводы у Ивана Васильевича Годунова, что быть в том походе воеводам без мест». Однако хронологически безместие распространялось, как обычно, только на конкретный разряд, и Ивановича выговор «с опалою», что не преследовали крымцев, а главное, что «он, князь Федор Мстиславской, против той государевой грамоты писал к государю приговор всех бояр и воевод глуха, без имян. а конюшова и боярина. Бориса Федоровича Годунова. с собою имени не написал против государевы грамоты»9 В Государевом разряде содержится более подробный пересказ царской грамоты, напоминающий скорее местническую память Б. Ф. Годунова: «.пишут к нему, государю не против его государевой грамоты. – “Князь Федор с товарищи”» – и то худо, что князь Федор ему великому государю указывает, по своему пишет, а не против государевой грамоты.