Бориса и Глеба 24 июля, Михаила Малеина 12 июля, Алексея человека Божия 17 марта); дни ангела, рождения и крестины членов царской семьи (к примеру, стол в честь рождения царевича Федора Алексеевича 30 июля 1661 г.); церковные праздники (Рождество, Светлое Воскресенье, Святая Неделя, Образ Нерукотворного Спаса и др.); в честь пожалования в новые думные чины34 Безместие объявлялось и в государевых «походах» по монастырям. Особым церемониалом, в частности, отличались столы в Троице-Сергиевом монастыре: «А у Троицы в трапезе в столы не смотрят и вин не нарежают»344 (таким образом ликвидировался повод для местничества среди лиц, назначаемых прислуживать за столом), менее торжественным церемониалом окружалось повседневное застолье, именовавшееся «кушанье». В разрядах записывалось, что «в тот день стола у государя не было, а было вместо стола кушанье», и в таком случае никогда не отмечались приглашенные, ни поименно, ни безымянно. Безместие объявлялось иногда и за столом у патриарха в присутствии царя, а также на официальных столах, где фактически государя не было, а его «замещал», например, «в государеве имени дьяк Дементей Башмаков» Часто можно видеть безместие за столом и в военно-походных условиях (например, во время войны с Польшей и пребывания царской ставки в Полоцке, Смоленске и т.д.). Так, в 1654 г. в стане под Смоленском и потом по случаю взятия города с июня по сентябрь было 5 столов, из них 4 – без мест. Порядок написания «в столы» был следующий: первыми писались имена приглашенных церковных иерархов («.был у государя стол в золотой палате, а был у государя отец его государев святейший патриарх.»)348, затем имена особ царского рода, например, 12 февраля 1656 г. на именины царевича Алексея Алексеевича приглашены были патриарх