Поскольку эти дипломатические ответы были выражением официального мнения, мы можем отметить здесь и новую категорию – «разум», что, видимо, является наследием эпохи Смуты и намеком на выдвижение по способностям.

Обязанностью монарха еще со времен первого чина венчания провозглашается «любить правду», о чем напоминали Дмитрию-внуку и митрополит, и соправитель-дед. Применительно к подданным – «боярам и вельможам» эта категория появляется в «поучении» начиная с чина венчания Алексея Михайловича. К условиям, на которых государю надлежит жаловать их, прибавляется: « жалуй и береги по их отечеству, службе и правде». «Правда» применительно к общественному сознанию XVI-XVII вв. детально исследовалась A. JI. Юргановым: «правдой» или «неправдой» можно было охарактеризовать едва ли не все деяния человека. Справедливый миропорядок – так понимал «правду» средневековый человек. И. С. Пересветов таковым считал устройство Османской империи – «естьли бы к той правде турской да верахристиянская, ино бы с ними ангелы беседовали»; Ф. И. Карпов был убежден в том, что «милость без правды малодушество есть, а правда без милости мучительство есть» – то есть гуманность без правосудия не лучше правосудия без великодушия. Именно в отношениях «по вертикали», поскольку государю надлежало служить «верою и правдою», раскрывается, как отмечает  Юрганов, связь между «подвластными» и монархом. Великий князь уже с начала XVI в. рассматривался как «правда мира сего», и «правда» подданных заключается в исполнении повелений того, кому дана власть от Бога. В том же «поучении» государь призывается любить правду, «милость и суд правый». Так, в чине венчания Дмитрия-внука содержится формула «Люби правду и милость и суд праведен» или «суд прав». То же – в чинах венчания Ивана IV («суд правый»), Михаила Федоровича27, Алексея Михайловича, Федора Алексеевича, Ивана и Петра Алексеевичей.