Там они приводили еще девять разрядных случаев при государе царе и великом князе Иване Васильевиче в Немецком походе Брянеск был чесняя Белева и Волхова и Карачева, а не только Мценска, был в государеве полку; при государе. Федоре Ивановиче как брянчане были в Новасили со князь Андреем Дмитреевичем Хилковым, а при царе Борисе были в Чернигове, были со князем Михаилом Федоровичем Кашиным, а после князь Михайла были со князем Иваном Андреевичем Татевым. А болховичи и белевцы с ними ж были по списку, Брянеск смотрили преже Белева и Волхова. А при твоей державе во 129-м и во 130-м годех были на твоей государевой службе во Брянску с воеводою со князем с Олексеем Григорьевичем Долгоруким – Серпухов, Таруса, Лихвин, Белев, Карачев; Брянеск написан наперед тех всех городов». В Разряде на этот раз проверили данные с 129 (1620/21) г. и снова подтвердили права брянчан. Кроме прочего, брянчане доказывали, что их корпорация вообще состоит из более родовитых людей. Они вспомнили, что «при царе Иване Васильевиче были в тех городах устроены самопальники, а во Брянску самопальников не бывало». Этот намек надо понимать таким образом, что стрельцов, размещенных в гарнизонах при Иване IV, в дальнейшем поверстали с городами, сделали дворянами, брянская же корпорация ими «засорена» не была. А. А. Новосельский отмечал, что разрядные дьяки выписали, видимо для сравнения, по нескольку фамилий из каждого города; в результате действительно брянские роды выглядят более представительно.