Труднее объяснить отсутствие дел, участниками которых были заведомо члены государева двора, представители «разрядных» родов. Можно объяснить отсутствие в описи обширного (127 л.) дела князей Р. П. Пожарского – А. Д. Приимкова 1629 г.39 небрежностью составителя, поскольку оно фигурирует уже в описи начала XVIII в. Два дела конца 1646 г. – В. В. Бутурлин – В. Б. Шереметев и кн. Ю. А. Долгорукий – В. П. Шереметев хранятся в одном столбце, правда, это небольшие записи. Краткостью (сохранился 1 л.) можно объяснить отсутствие записи о конфликте бояр, кн. А. В. Хилкова и И. П. Шереметева 1642 г., интересном тем, что они местничали как приказные судьи4 53 «случая» занесены в сохранившиеся разрядные подлинники (КР); 31 «случай» был занесен в Записные книги Московского стола4 Возможно, с тех пор, как появилось это новшество в разрядном делопроизводстве (вопрос о начале ведения этих книг, как и о тематике записей в них, до сих пор остается нерешенным)43, выражение «запись в разряд» стало обозначать и запись в них, а не только в официальные разрядные книги. Вообще ввиду отсутствия большей части последних за XVII в. соотношение между двумя этими элементами разрядного делопроизводства неясно.

Таким образом, сопоставление реально сохранившихся дел и их официальных записей с описательными статьями из сохранившихся описей показывает, что «полной» описи местнических дел не существовало никогда, ни на одном этапе функционирования этого института. Значительная часть местнических документов продолжала оставаться в ведении текущего делопроизводства Разрядного и некоторых других приказов, собирались же и выделялись в отдельное хранение лишь самые крупные дела.