Обычно выдвинувшаяся часть семьи, достигшая членства в государевом дворе, опасалась репутации своих провинциальных однородцев, которыми ее соперники могли «утягивать». Стандартным являлось обвинение во время местнического дела, что родня соперника – «детишки боярские городовые». Обычно от этих высокопоставленных лиц поступала в Разряд челобитная, в которой они представляли свою городовую родню либо как однофамильцев, не имеющих к ним отношения, либо как очень отдаленных, «закосневших» родственников. Например, в 1642 г. семейство Хитрово во главе с известным Богданом Матвеевичем било челом на семейство Варфоломея Хитрово, болховских служилых людей: «Нашево ж родую нам, холопем твоим, далеки, и те, государь, болховичи ездят в посылки худые и бывают с воеводы с нашею братьею и хуже нас»6 Просьба была удовлетворена. На челобитной – пометы дьяков Г. Ларионова и И. Гавренева о записи в Разряд по царскому указу. Впрочем, некий «Данило Вахромеев сын Хитрово», возможно сын предыдущего, спустя несколько лет был пожалован в стольники6 В 1643 г. стряпчий с ключом И. М. Аничков бил челом «с братьей» о записи в Разряде «потерьки» их дальних родственников, сосланных на Уфу еще при Иване Грозном и там «в дальней украйне закосневших».