Дело в том, что постельничий ведал личными апартаментами царя во дворцах, их охраной и обеспечением всем необходимым, стряпчий же с ключом управлял царской Мастерской палатой, где изготовлялся и хранился, в частности, гардероб царя. Тем самым Милюков попадал в прямое подчинение Михалкову, а кроме того, оба этих чина были «честию против окольничего», однако постельничий, видимо, мог «сидеть в Думе». Стольник же, не просто по чину, а которому реально поручалось государем «есть ставить», сохранял свое доверенное положение при дворе. Хотя чин его был ниже стряпчего с ключом, но выше обычного стряпчего и, может быть, обычного стольника. Так, оклад С. Я. Милюкова как стольника был всего 70 руб. и 800 четей против 150 руб. оклада стряпчего с ключом, который пожаловали занявшему этот пост И. И. Чемоданову.

В 1616 г. И. И. Пушкин, будучи воеводой на Михайлове, бил челом на стоявшего на Рязани и тем самым возглавлявшего этот разряд И. А. Колтовского. Он прямо просил, чтобы «государь его пожаловал, велел быти к Москве», его просьбу удовлетворили, велели «ехати к Москве», заменив его младшим родственником ответчика Я. В. Колтовским. Устраивало возвращение к прежней должности и служилых людей более низкого ранга. Голова М. Ильин, назначенный к стрельцам и казакам в Пронск к воеводе А. Д. Есипову, бил на последнего челом. Его заменили головой Д. С. Ржевским и отправили в Воронеж на должность, аналогичную его прежней.

Если итогом тяжбы становилось решение о «записи в Разряде» претензий истца, временно согласившегося с назначением, то это также не следует считать его поражением. Таких финалов конфликта очень много. Так, в сентябре 1614 г. на праздник Рождества Богородицы во время государева стола в с. Рубцове Плещеев, стольник, «смотревший в кривой стол», бил челом на «смотревшего в большой стол» стольника И. П. Шереметева. На резонный вопрос, неужели он считает себя выше Шереметева,

Плещеев пояснил, что конечно нет, но при царе Борисе на отца нынешнего стольника окольничего (позднее боярина) П. Н.