Таким образом, если всех служилых людей монарх должен был «блюсти и жаловать», то к высшему слою надо было относиться «по отечеству», чему венчанный на царство фактически присягал. Эта формула повторяется практически без изменения в чинах венчания на царство Федора Ивановича, Бориса Годунова, Михаила Федоровича14; видимо, как дань традиции она сохраняется и у последующих монархов, до Ивана и Петра Алексеевичей включительно15, несмотря на отмену местничества и негативное отношение властей к упоминанию привилегий по «отечеству».

Понятие «жаловать» связано с отношениями вассалитета. Иван IV в своем завещании указывает сыну-наследнику Ивану Ивановичу, «как людей держати и жаловати и от них беречися и во всем их умети к себе присваивати». Нетрудно заметить, отмечает A. JI. Юрганов, что слово «жаловать» семантически связано со словом «служить»1 Вероятно, в обязанности государя «жаловать и беречь» своих бояр проявился «пережиток обычая дружинной службы, составлявшей своего рода неписаную конституцию феодализма»1 Первой обязанностью князя, отмечает

С.            Б. Веселовский, было оказывать своему дружиннику покровительство и защиту, второй – «жаловать» бояр за службу и смотря по службе. В понятия княжеского «жалованья» входили как существенный элемент и понятие воздавать честь по делам, держать в чести и не обесчестить; под честью здесь понималось и место в иерархии, на которое человек имел право рассчитывать по службе родителей и личным заслугам. Понятие «бережения» – оберегания, оказания покровительства в «поучении» как бы слиты с понятием «жалованья», но весьма четко раскрывается в другом «поучении».