Масса, автор знаменитых записок о Московии эпохи Смуты, получил от него, посланника в Голландию в 1618 г., знаменитый план Москвы рубежа XVI-XVII вв. При этом он остается всю жизнь в чине московского дворянина, хотя к 1639 г. его оклад уже составлял 140 руб. и 1000 четей280, что приближает его к окладам высокопоставленных дворовых чинов, например ловчего, ясельничего или постельничего. Сын его, тоже Иван Иванович, начинает службу с чина патриаршего стольника, при Филарете, затем в 1627 г. пожалован стряпчим, исполняет ряд важных поручений; после посольства в Священную Римскую империю в 1655 г. становится думным дворянином; полковой и городовой воевода, судья в приказе Большой казны28 Отец и сын Баклановские пользовались, похоже, полным доверием государей: недаром в 1663 г. Ивану Ивановичу-младшему было поручено щекотливое расследование доноса Ивана Сытина на опального патриарха Никона, жившего в Воскресенском Новоиерусалимском монастыре. Помещик Сытин был соседом Никона, а рядовые конфликты между крестьянами власти пытались использовать для провокаций, выискивая в словах и действиях опального состав государственного преступления. 27 марта 1663 г. думный дворянин Баклановский был направлен в Воскресенский монастырь вместе с дьяком  В.              В. Бреховым. Автор весьма содержательной статьи о Баклановских в Энциклопедическом словаре полагает, что они выслужились из дьяков и что первым в их роду видным лицом на службе был отец Ивана Ивановича старшего Иван Афанасьевич. Однако дьяки из этого рода нам неизвестны. Назначенный в сыскную комиссию дьяк В. В. Брехов бил челом, указывая, что «отец ево Васильев и Иванов отец Баклановского служили по Кашину и были в окладех в одной статье».