Аналогичные столы со списком и «безместием» записаны 15 и 17 июля того же года в Смоленске; после перечисления имен – от бояр до думных дьяков – следует указание на безместие, а затем – на пожалование их после стола. Ниже обычно помещались сведения о других приглашенных; так, за столом по случаю взятия Смоленска 25 сентября 1654 г. отмечен казачья старшина – И. Золотаренко с товарищи; 1 апреля 1655 г. в том же Смоленске в списке «стола» на именины царицы указано быть «да смоленской шляхте»35 Таким образом, приглашенных писали поименно, ввиду их награждения после стола. Еще один своеобразный «походный» вариант разряда стола связан с праздником иконы Богоматери Смоленской в Новодевичьем монастыре. Только что вступивший на престол Федор Алексеевич 28 июля 1676         г. «после литоргии изволил кушать на своем государеве дворе в шатре. А бояря и окольничие и думные люди, которым имена писаны выше сего, у великого государя у стола были все без мест, а ели в комнатном шатре»35 Разрядный дьяк в данном случае решил, видимо, отметить свиту нового царя. Вторая группа записей, отличающихся от общепринятых, – это записи, где отсутствуют как имена приглашенных, так и указания на их безместие. Они встречаются в вышеупомянутой «Дневальной записке Приказа тайных дел» с 1657-го по 1666 г. и выглядят так: «И были бояре и окольничие и думные люди и стрелецкие головы» или «А у стола были комнатные стольники и полковники и головы стрелецкие»35 Возможно, подобный тип записи связан с редактированием «Дневальной записки», в которой, как мы далее увидим, имеется большее разнообразие вариантов записи «столов», чем в разрядах. В особую группу следует выделить и «противоположный» тип исключения из общих правил, который встречается в основном в «Дневальной записке» и лишь один раз – в «Дворцовых разрядах» (ДР): приглашенных изредка не только поименно перечисляли, но и добавляли «с месты».