Анализ местнических дел позволил дополнить наши знания о родовых архивах XV-XVII вв., выявить ряд составлявших их документов, как уцелевших благодаря предъявлению их подлинников или копий на процессе, так и несохранившихся и известных только по цитатам и упоминаниям в качестве доказательств в суде. Документы, сохраненные местниками в своих родовых архивах, иногда даже копировались в Разрядном приказе для пополнения утратившего их Разрядного архива, однако поступавшие туда генеалогические сведения не использовались для пополнения или переработки официальных родословных справочников. Проблема, почему Государев родословец, постоянно применявшийся как официальный справочник в приказе, так и не пополнялся официально, пока не находит решения. Изучение методов проверки судебными комиссиями сведений, предъявленных местниками, позволило выяснить, что документы подвергались проверке на подлинность и пригодность, могли быть отвергнуты по формальным и политическим причинам, обращение же комиссий к делам, хранившимся в Разрядном приказе, или за справками в другие приказы было редким явлением. Исследуя все эти материалы, можно сделать вывод, что для служилых людей практически всех рангов было естественно «генеалогическое сознание», опиравшееся на информацию об истории своего рода и родов-соперников, сохранявшуюся в письменной и устной традиции, и на информацию о составе государственных архивов. Психологическое восприятие себя не как самодостаточной личности, а как частицы своей родовой корпорации в служилом «пространстве» или как «степени» своей родословной «лествицы» во времени было характерно для любого служилого человека. Историография института рассмотрена по возможности полно, охватывая и новейшие, в том числе зарубежные работы, причем как посвященные чисто историческим, так и источниковедческим аспектам (т.е. включающим изучение основных и косвенных источников – разрядов, архивных описей и пр.).