Возобновление Тройственного союза в мае 1891 г. переломило ситуацию. Уже в июле 1891 г. в крепость Кронштадт с дружественным визитом прибыла французская эскадра. Гостям был оказан торжественный прием в полном соответствии с дипломатическим протоколом. В том числе Александр III, стоя с обнаженной головой, выслушал «Марсельезу» – французский революционный гимн. Одновременно с пышными торжествами по случаю прибытия французских моряков шли дипломатические переговоры. В августе 1891 г. стороны обменялись письмами, в которых говорилось о желательности военного союза, направленного против Германии. Началась разработка основных его условий. Летом 1892 г. Генеральными штабами двух стран был подготовлен проект военной конвенции. Александр III не спешил утвердить этот документ и отправил его на согласование Н.К.Гирсу. Дело ускорила Германия, принявшая закон об усилении армии и развернувшая новый виток «таможенной войны» против России. В октябре 1893 г. русская эскадра посетила с ответным дружественным визитом главную базу французского флота Тулон, а 27 декабря 1893 – 4 января 1894 г. состоялся обмен письмами между Н.К.Гирсом и французским послом Монтебелло, в результате которого военная конвенция приобрела обязательный характер. Франко-русский союз стал фактом. Суть обязательств была недвусмысленна: если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все свои военные силы для нападения на Германию, и, наоборот, Франция вступит в войну с Германией, в случае агрессии последней или поддержанной ею Австро-Венгрии против Рос сии. Раскол Европы, а следовательно, и всего тогдашнего мира стал очевидным фактом. Это был прямой путь к первой мировой войне. Понимал ли Александр III, к каким последствиям может привести заключение русско-французской военной конвенции?- Видимо, понимал, поэтому и оттягивал возможно ее заключение.