Летом 1875 г. в Боснии и Герцеговине вспыхнуло восстание против гнета Османской империи. Ближайшим поводом к восстанию послужили притеснения христианского населения турецкими сборщиками податей, спровоцировавшие кровавые схватки между христианами и мусульманами. Восстание вызвало сочувствие в Сербии и Черногории, стремившихся к национальному объединению сербского народа. Российское правительство считало необходимым оказать помощь восставшим, но не хотело вступать в конфликт с Австро-Венгрией, Оно обратилось к Турции с заявлением о необходимости предоставления восставшим Боснии и Герцеговины автономии, подобной той, которую уже получила Румыния. К такому дипломатическому выступлению России присоединилась и Австро-Венгрия. Это предложение было принято и державами, подписавшими Парижский трактат.

Турция, опасаясь усиления вмешательства великих держав в ее отношения с христианскими подданными, была готова согласиться на проведение ряда реформ. 20 сентября и 30 октября 1875 г. турецкий султан издал «ирадэ» и фирман, провозглашавшие равноправие христиан и мусульман, свободу вероисповедания и облегчение налогового бремени. Но восставшие не согласились на предложенные условия и заявили о своих: предоставление трети земель в Герцеговине в собственность христианам, вывод турецких войск из области и разоружение мусульман, восстановление церквей и домов, освобождение от налогов и податей на три года, приглашение русских и австрийских постоянных наблюдателей за ходом исполнения реформ.

В мае 1876 г. по инициативе А.М.Горчакова в Берлине для решения балканского вопроса собрались министры «Союза трех императоров». Основной мыслью плана российского министра было предоставление автономии славянским областям Турции. В своей речи на встрече послов у Бисмарка Горчаков говорил о том, что целью трех императорских дворов остается сохранение целостности Турецкой империи, но с серьезным улучшением участи христиан.