Заседавшее в июле 1863 г. соединенное присутствие департаментов законов и государственной экономии Государственного совета, приняв за основу замечания М.А. Корфа, развило ряд либеральных, бессословных начал проекта земской реформы. Сословные привилегии и обособление дворянства при выборах в состав земских собраний были отвергнуты. Крестьяне, которые приобрели в собственность необходимое количество земли вне пределов надела, получали право вступить в избирательную курию землевладельцев.

Расширялось участие крестьян в выборном процессе у избирать. гласных (имевших право голоса депутатов) уездного земского собрания; от сельских обществ должны быть выборщики от волостных сходов, при этом в уездном съезде выборщиков было обязательным участие по крайней мере одного представителя от каждого сельского общества. Избрание председателей и членов земских управ возлагалось на земские собрания.

В общем собрании Государственного совета, рассматривавшем проект реформы до самого конца 1863 г., консерваторы получили большинство по многим ключевым вопросам. Но Александр II считал дело решенным и лишь потребовал от членов Государственного совета не затягивать обсуждение. При разрешении возникших разногласий государь, в большинстве случаев, отдал предпочтение либеральным мнениям. Он согласился с расширением круга полномочий земских учреждений, но вместе с тем сделал и некоторые уступки консервативной партии – дворянские предводители становились председателями земских собраний.

Если умеренно-консервативная правительственная партия П.А.Валуева желала сделать земскую реформу противовесом крестьянской реформе, защитить экономические интересы и повысить политическую роль дворянства, то «антидворянское», либеральное крыло правительства (Н.А. и Д.А.Милютины, А.В.Головнин и др.), напротив, рассчитывало, что в будущем земство послужит настоящей школой «политического воспитания» для крестьянства.