Свободное плавание по рекам Амуру, Сунгари и Уссури предоставлялось лишь русским и китайским подданным.

Полмесяца спустя, 1 июня 1858 г. в Тянь-Цзине вице-адмирал Б.В.Путятин подписал с китайским представителем трактат о праве России направлять посольства в Пекин, об открытии ряда портов для русской торговли и о праве экстерриториальности русских подданных. Но главный вопрос об определении границы остался открытым. В 9-й статье договора говорилось: «Неопределенные части границ между Китаем и Россией будут без отлагательства исследованы на местах доверенными лицами от обоих правительств и заключенное ими условие о граничной черте составит дополнительную статью к настоящему трактату.»

§ 2 ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ СРЕДНЕЙ АЗИИ

Добровольное вхождение казахских земель в состав России, завершившееся к началу 60-х гг. XIX в. стало закономерным итогом политики, осуществлявшейся русским правительством с начала XVIII в. Однако спокойствия на вновь присоединенных к империи землях не было: на казахские аулы и вновь возводимые здесь пограничные укрепления продолжали совершать нападения военные отряды соседних среднеазиатских государств: Хивинского и Кокандского ханств и Бухарского эмирата. Правители этих деспотий видели в России опасного противника и всячески противились ее укреплению на Среднем Востоке. Их антирусская политика питалась щедрой помощью Британской империи. Англичане, считавшие все мусульманские страны к северу от Индии зоной своего влияния, видели в России чрезвычайно опасного конкурента, угрожавшего жизненным интересам самой обширной колониальной державы мира.

Непрекращающиеся военные столкновения на границе, дискриминационные меры в отношении российских купцов вынуждали правительство Александра II искать выход из этой непростой ситуации. С целью изучения политики, экономики, топографических особенностей, культуры всего обширного среднеазиатского региона в 1858 г. туда были отправлены три миссии: в Хора-сан (Иран) и Герат (Афганистан) – экспедиция известного ученого-востоковеда.