В Ирбит поступали товары китайские, среднеазиатские, с Нижегородской ярмарки и наоборот. Ярмарка достигла наивысшего расцвета в 1880-1885 гг., когда ее торговые обороты составляли 65-70 млн рублей в год.

После открытия движения по Екатеринбург-Тюменскому участку Уральской железной дороги ярмарка оказалась в стороне от рельсовых путей, и в 1885-1894 гг. ее обороты снижаются. 90-е гг. стали критическим периодом в жизни ярмарки. Строительство Сибирской железнодорожной магистрали создало для сибирских торговцев перспективу прямой торговли с торгово-промышленными центрами Европейской России. Многие московские фирмы, преимущественно мануфактурные, прекратили подвоз товаров на Ирбитскую ярмарку. После введения с 1896 г. бандерольной развески чая, торговля им резко сократилась.

Однако если к европейским фабрикатам были приложимы сделки по образцам, которые получали все большее признание, то к сибирским и азиатским товарам, а их в своем большинстве составляло сырье (кожи, пушнина, шерсть, кустарные изделия), сделки по образцам были неприложимы. В товарообмене европейскими и азиатскими товарами существовало равновесие.

В конце XIX в. Ирбитская ярмарка была крупным межобластным торговым центром западно-сибирского региона. Но благодаря пушнине, которую поставляли тавдииские и татарские урманы северного Урала и Печорского края, главного предмета торга, ярмарка входила в систему мировых рынков. На ярмарке были представители Германии, Англии, Франции.

В пореформенной России обретали новое качество старые традиционные торговые институты и одновременно появлялись новые. Ярмарки принимали новую форму коммерческих организаций – аукционов и расчетных палат. М.И.Туган-Барановский писал: «Архаическая форма торговли – ярмарка – сходит со сцены. Капиталистическая Россия усваивает й более культурные, более современные формы торговли». Изменение ярмарочных функций рассматривалось как свидетельство экономического роста страны.